«Воскресенский и хипстеры»: фоторепортаж с концерта Найка Борзова

13 Июня 2014
] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>";
За несколько недель до своего калининградского концерта Найк Борзов рассказывал в интервью Афише RURGRAD.EU, что на его выступлениях можно встретить самую разную публику: от геев до хипстеров. Непосредственно на концерте этот тезис почти подтвердился. Если вторых (ну, или, во всяком случае, людей на них похожих) в этот вечер на «Вагонке» хватало, то про первых с полной уверенностью никто, конечно, сказать не может. Зато точно были на концерте бизнес-омбудсмен Георгий Дыханов, министр спорта Олег Косенков и в последнее время не часто появляющийся на публичных мероприятиях заместитель полпреда президента РФ в СЗФО Станислав Воскресенский. ВИПы, впрочем, пытались к себе особого внимания не привлекать, группируясь в районе красного бара. Дотерпели ли именитые гости до начала выступления или ретировались раньше, так и осталось неизвестным. К сцене они, во всяком случае, не лезли. Всего же людей на концерт Борзова собралось столько, что можно было, наверное, попробовать и открыть большой зал, но руководство клуба на такие эксперименты не пошло.

Первый шок от посещения «Вагонки» у публики вызвал пресловутый запрет на курение. Из клуба пропали все пепельницы, а курильщикам теперь предстояло бегать на улицу. При этом охрана поначалу выпускать людей отказывалась, но потом все-таки сдалась под напором толпы. Зато «фанаты здорового образа жизни» в полной мере могли осознать пользу от законодательных инициатив Госдумы, наперебой хвастаясь другу насколько им теперь «легче дышится».

Концерт Найка Борзова начался с традиционного спича Андрея Левченко. Появившийся на сцене владелец клуба дал публике краткие рекомендации по теме, как правильно надо отмечать грядущий День России и вообще правильно любить Родину, после чего объявил артиста и поспешил от микрофона ретироваться. На сцене, тем не менее, так никто и не появился. Фанаты Найка попытались заполнить неловкую паузу аплодисментами и воплями, но никакого эффекта это тоже не произвело.

«Он как Снегурочка, он стесняется», - пояснил вновь возникший на сцене Левченко. На самого певца все эти увещевания однако никак не подействовали.

Только после того как концертный состав Найка полностью выстроился на сцене, на лестнице показалась хорошо знакомая долговязая фигура с длинными волосами до плеч.

Несмотря на то, что главной темой концерта должна была стать презентация нового альбома «Везде и нигде», начали музыканты со старых вещей – гитарного боевика «Свежая кровь» и апокалиптичного сингла «День как день», который, несмотря на давность лет, до сих пор мелькает в радиоротациях.

Новой пластинке, впрочем, тоже было уделено достаточно внимания. Найку вообще, как выяснилось, повезло и с фанатами, и с новым материалом: публика постоянно требовала от него новых песен и, что характерно, слова знала. Такая ситуация, на самом деле, для отечественной сцены абсолютно нетипичная. Вся эта волна русскоязычной гитарной музыки начала «нулевых» (которая, собственно, донесла до вершин и Найка) осталась в народной памяти, в лучшем случае, в виде одной, максимум двух-трех песенок. То есть, все, конечно, помнят хит «Город» от Вячеслава Петкуна, но что сейчас происходит с группой «Танцы Минус» вряд ли кто знает, да и кому это, на самом деле, интересно? У Борзова же ситуация радикально другая и его выступление не превратилось, как можно было опасаться, в часовое ожидание «Лошадки» или песни «Три слова».

IMG_1887.jpg

Найк Борзов еще и прекрасно понимает, как свои песни нужно подавать, чтобы от них лихорадило не только девушек, которым это положено по возрасту, но и вполне респектабельных мужчин. Певец то по-кошачьи бросался на микрофон, бешено тараща ошалевшие глаза и строя хищные гримасы в ядовито-желто освещении, то наоборот застывал, уставившись куда-то в никуда. На песне «Было, есть и будет» Найк упал на колени, из-за чего сорвал восхищенные вздохи у первых рядов.

Окончательный катарсис накрыл зал на песне «Приснится мне», когда кто-то из зрителей, не выдержав общего напряжения, полез на сцену прыгать в зал. По счастью, публика среагировала адекватно и отчаянный «нырок» смельчака обошелся без травм.
Никто и не заметил, как весь этот театр одного актера изрядно затянулся. Найк практически без перерывов на предисловия между песнями отработал полтора часа, сосредоточившись на относительно новых вещах и, как будто бы сознательно, игнорируя хиты.

«Песня для хорового исполнения», - мрачно объявил со сцены он, после чего музыканты заиграли знакомый мотив «Лошадки». Сам певец во время исполнения этого хита вел себя совсем отстраненно, предоставив зрителям право самим пропеть коротенькую балладу про тяжелую судьбу тяглового животного.

Отдельного упоминания заслуживает и концертный состав Найка: гитарист Илья Шаповалов, успевший поиграть и в Tokio, и в почившем русскоязычном проекте Антона Севидова «Неонавт». За вторую гитару у Найка отвечает Корней, который во многом ответственен за звучание Земфиры времен пластинки «Вендетта». Сольная карьера у музыканта, несмотря даже на помощь со стороны госпожи Рамазановой, так и не сложилась, но как сессионный музыкант, Корней, на нехватку работы пожаловаться не может. Место за бас-гитарой у Найка занял Джон Щиголь, известный калининградской публике по «Гитарам Stereo». Общие усилия такого звездного состава были во многом подпорчены не самым лучшим звуком в клубе, который временя сливался в плохо различимую гитарно-барабанную смесь, но сильно эти огрехи впечатления от концерта не испортили.

Борзов в общей сложности продержался на сцене больше двух часов, выйдя потом еще и на бис. Секрет его творческого успеха, на первый взгляд, достаточно прост – на отечественной сцене вообще дефицит артистов, которые могли бы петь лиричные песни, не скатываясь при этом в откровенную пошлость. И Найк Борзов однозначно один из них. Он, конечно, может писать концептуальные альбомы «о космосе и пустоте», рассуждать о Ведической культуре, гармонии и судьбах цивилизации, но звучит это все равно так, как будто бы он просто еще раз перезаписал свой альбом «Заноза», пусть и в несколько в ином звуке и настроении. И даже строчки про то, как лирический герой «лежит в гробу», выходят у Найка, как будто бы и не про кладбище и смерть, а совсем про другое. Он, конечно, любит сыграть на эпатаже и после лиричной «Одна она», может сразу же запеть панковскую песню про то, как «кровавое солнце стекает в трусы», но общее настроение у Найка очень понятно.

Времена, когда, такой незатейливый гитарный англофильский саунд правил бал на эстраде остались вроде бы в далеком прошлом, но Найка это абсолютно не парит. И судя по ажиотажу на к концерте, шутка о том, что Найк Борзов не успевает доехать до дома, как его снова зовут в Калининград, еще долго будет актуальной.


Фото: Елена Тишина
Текст: Борис Савинков




Комментарии