Шаиг Мамедов: «Мы заложили всё, что у нас было, чтобы получить кредит на теплицы»

Сколько денег от цены калининградского помидора берут себе торговые сети, с каким дисконтом оценивают залоговое имущество сельхозпроизводителей госбанки и почему никто, кроме «Виктории», не хочет продавать местные овощи - RUGRAD.EU рассказал директор нашумевшего тепличного комплекса «Орбита-Агро» Шаиг Мамедов.


– Перед тем как прийти в сельское хозяйство, вы занимались грузоперевозками. Каким образом вы попали в Гвардейский район?

– В 2005 году мы поехали в область, чтобы поискать место, где можно сделать стоянку для своих грузовых машин, и попали в это хозяйство Звеньевое. Естественно, последили за ним, встретились с фермерами. Они владели земельными участками. Мы поговорили, и хозяева порекомендовали нам арендовать у них здание мастерской и прилегающую территорию, чтобы мы могли начать здесь работу. В 2006 году было организовано предприятие «Орбита-Агро» для того, чтобы вести сельскохозяйственную деятельность. В 2007 году мы купили один трактор, плуг, сеялку и разбрасыватель минеральных удобрений и начали обрабатывать 150 га пахотной земли. Первый год фермеры работали за наши деньги, при этом мы наблюдали со стороны, а потом мы решили, что руководителем буду я и фермеры ушли в сторону, сдав нам в аренду все земельные участки. Сегодня мы арендуем у них 1,2 тыс. га, оплачивая им арендную плату и земельный налог.


– Когда возникла идея тепличного комплекса и сколько времени вам понадобилось, чтобы реализовать проект?

– У меня было несколько проектов. С тех пор как мы приняли отстающее хозяйство, был построен зерносушильный комплекс, овощехранилище, мы реконструировали доставшиеся нам старые здания и построили тепличный комплекс. Идея создания теплиц появилась в 2008 году. Мы не знали где построить, как строить. Когда к нам в 2010 году приезжал Николай Цуканов на открытие зерносушильного комплекса, он задал вопрос: какие у нас перспективы? Мы сказали, что планируем построить овощехранилище вместимостью 5,5 тыс. тонн и развивать овощеводство открытого грунта, а также в планах есть и закрытый грунт, только нет газопровода. В то время как раз шла активная газификация поселений Гвардейского района. Губернатор сказал, что постарается газифицировать посёлок Борское, Звеньевое и Калинково. И, соответственно, мы сможем подключиться к газопроводу. Когда мы услышали это, мы начали серьёзно заниматься планированием теплиц (газопровод пока не построен, однако его строительство стоит в плане регионального правительства на ближайшие годы — прим. RUGRAD.EU).

В 2009 году я начал кататься по странам Европы: Литва, Латвия, Польша, Белоруссия, Голландия, Испания. Ровно пять лет мне понадобилось для того, чтобы полностью собрать информацию, все свои мысли в одну точку, для того, чтобы построить теплицы. Проект был готов в 2012 году. В сентябре мы получили поддержку на инвестиционном совете при губернаторе Калининградской области и совместно стали идти на получение кредита, который получили в январе 2013 года. Официальное открытие состоялось 14 марта 2014 года, после того, как была завезена рассада и проект был запущен. К тому времени у нас уже были маленькие огурчики и помидорчики, правда, зелёного цвета.


– Расскажите о капиталовложениях...

– После защиты проекта у нас всё пошло, поехало, закрутилось. В инвестиционном проекте были наши просьбы – правительство тянуло нам газ и субсидировало процентную ставку по кредиту. После этого, когда мы посчитали стоимость тепличного комплекса, естественно, подали заявку в «Сбербанк» о кредитовании. Мы получили кредит на 148 млн руб. Все капиталовложения составляют порядка 200 млн руб. Из них 52 млн руб., или чуть более 25% ¬– это доля собственных вложений.


– Вам субсидировали процентную ставку?

– Да, мы получили субсидии на покрытие 2/3 части затрат процентной ставки в полном объёме в 2013 году. Субсидия из федерального бюджета составила 5,2 млн руб., плюс 1,6 млн руб. из регионального. Итого 6,8 млн руб. Процентная ставка была 13,5%. Помимо этого была получена субсидия за ввод теплицы в эксплуатацию порядка 2 млн руб. Можно, конечно, развивать сельское хозяйство. Но я думаю, что нужно развивать сельское хозяйство таким образом, чтобы кредиты выдавали не под 14%, а под 3-4%, как за рубежом. А процентную ставку, которую мне компенсировали, лучше бы выдавали в виде дополнительных грантов и дотаций на развитие производства. А так эти деньги пришли – тут же ушли. Я же их вернул государству обратно. Не государству, а банку. А банк принадлежит государству. Помимо этого у нас есть ещё два кредита. На строительство зерносушильного комплекса – 30 млн руб., и овощехранилища – 33 млн руб. Первый кредит мы уже почти выплатили. Процент нам тоже помогали покрыть. Всего мы получили более 7 млн руб. за теплицу и остальное. И федеральным и региональным бюджетом в этом направлении, слава богу, всё исполняется на 100%.


– Что пришлось заложить, чтобы взять кредит в 148 млн руб.?

– За 148 млн руб. я заложил свой другой бизнес. У меня есть здание в Калининграде. Заложили вот это здание, все свои личные сбережения, заложил машины. Заложили всё – красиво сказано! Здание котельной, которое мы построили; 19 единиц техники, которые мы имеем; зерноток - овощехранилище новое; техмастерскую со всеми землями под зданием. В общем, всё, что имеем мы с сыном – мы всё заложили для того, чтобы нам дали этот кредит. То есть мы сегодня голодранцы. У меня здание в Калининграде оценивали в 2,8 млн евро. Банк у меня принял его на 50% дешевле. А у них дисконт идёт. Это риски им. Чтобы этого не было, нам нужны легкодоступные государственные кредиты, подчеркиваю, государственные, а не коммерческие.


– А насколько уже удалось закрыть основной кредит?

– В прошлом году мы оплачивали только процентную ставку кредита, а с этого года мы оплачиваем уже тело кредита. Основной долг мы закрыли – 2,1 млн руб., проценты мы закрыли – 5,5 млн руб. Осталось 146 млн руб. Хорошая цифра…



– В ваших теплицах использованы современные технологии. Где вы искали оборудование, как завозили его в область?

– Сначала мы хотели построить тепличный комплекс по израильскому варианту. К нам приезжали специалисты, брали анализы воды – это очень важный показатель, но в дальнейшем я понял, что израильские технологии нам не очень подходят в связи с тем, что мы не совсем соответствуем их климатическим условиям. Наиболее оптимальные решения нам предлагали голландские компании, т.к. они находятся почти на одном меридиане с Калининградской областью.

Наши теплицы площадью 20448 м². В них использована компьютеризированная система орошения, система горизонтального и вертикального зашторивания, туманообразующая установка, есть своя метеостанция и многое другое. Поставщиком и строительством занималась одна и та же голландская компания «КисГрив». Они за короткое время на 50 машинах поставили весь материал. Была слаженная работа с таможенными брокерами, которые всё растаможили. За оборудование мы перечислили «КисГрив» 94,7 млн руб. В том числе 24,5 млн руб. составили монтажные работы; 8 млн руб. - транспортные расходы; 1 млн руб. - таможенные расходы. Здесь целая бухгалтерия. Мы своими усилиями подготавливали площадку, бурили фундамент. 1200 столбиков закопали по 1,2 метра высотой. Делали систему отопления, построили технологическое помещение порядка 1,2 тыс. м², котельную, две скважины бурили - одна рабочая, одна аварийная. Это всё не входит в стоимость 98 млн руб.


– Сколько необходимо времени, чтобы вывести проект в плюс?

– Овощеводство закрытого грунта преследуют большие риски и не каждый инвестор сегодня хочет вкладываться в этот проект. Но мы пошли на это. Срок окупаемости проекта по нашим расчётам должен составить 39 месяцев. Но вы сами понимаете, что всё это будет зависеть от нынешнего и будущего состояния рынка. Наши затраты сегодня чисто на производство 26,5 млн руб. Выручка - 11,25 млн руб. На данный момент нами отпущено в торговые сети около 300 тонн огурцов и 60 тонн помидор. При этом 50% затрат приходится на топливо. Топим только соляркой. 10% уходит на фонд заработной платы, 18% - рассада и расходная составляющая, 22% - налоги, электричество, воду, питание сотрудников и т. д. Первый год мы не планировали получение прибыли в связи с большими затратами на энергоресурсы. Если в конце года мы выйдем в ноль, это будет большая победа! Но на сегодняшний день мы в минусах. Выручка покрыла лишь 46% затрат, произведённых с ноября 2013 года. У нас есть в планах строительство когенераторной установки, которая вырабатывает два вида энергии: тепловую и электроэнергию. Но это всё с приходом газа. Тогда у нас на 30% уменьшится себестоимость.

Кстати, недавно мы запустили ещё экспериментальную клубничную линию для массового производства. Вообще производительность современного тепличного комплекса с 1 га должна составлять в районе 550 тонн в год по каждому продукту. Сегодня внутренняя потребность Калининградской области на овощи по статистическим данным на 2012 год составляет 17046 тонн томатов и 10892 тонн огурцов. Доля импорта овощей у нас составляет: на помидоры - 13866 тонн, на огурцы – 3030 тонн. Кроме томатов и огурцов у нас выращивается ещё картофель на открытом грунте, свекла продовольственная. Картофеля в прошлом году мы собрали порядка 7 тыс. тонн, свеклы около 1 тыс. тонн. Клубника пока спеет. На сегодняшний день отпускная цена огурцов у нас 40 руб./кг, помидоры розовые – 70 руб./кг, красные – 50 руб./кг, картофель прошлого года – 19,5 руб./кг, свекла – 12 руб./кг. В этом году обещаем ещё больше картофеля, потому что Минсельхоз стимулирует нас субсидиями.


Согласно исследованиям растениевода, можно отметить, что российское тепличное хозяйство пришло в упадок. Так, общая площадь теплиц в России насчитывает 2,1 тыс. га. Для сравнения в Польше эта цифра равна – 6 тыс. га, в Голландии – 15 тыс. га, в Турции – 53 тыс. га, в Испании – 55 тыс. га, в Японии – 60 тыс. га, а в Китае – 1,7 млн га. Чтобы обеспечить население Калининградской области овощами, под помидоры необходимо 20 га теплиц, под огурцы – 12 га.


– В целом как обстоят дела с земельными вопросами?

– Когда я принимал хозяйство, посевные площади были 150 га. В первый же год мы увеличили площадь до 486 га. В 2008 году до 700 га. Закупили второй трактор в кредит. В 2009 у нас уже было 1070 га и по сегодняшний день 2 тыс. га. Всё это огромные затраты. На ввод одного га пашни или целины уходит 22–23 тыс. руб., в зависимости от сложности. Что такое сложность? Есть поле, которое принадлежит землепользователю, но назначение его не сельхоз, а я бы назвал – лесфонд. Там растёт много деревьев, надо всё выкорчевывать. На сегодняшний день у нас имеется техника, чтобы обработать 3–3,5 тыс. га, но свободных участков нет.

У нас был случай, когда тракторист заехал и вспахал чужой участок. Так к нам через три дня приехал самый известный адвокат области с исковым заявлением о том, что мы занимаемся самозахватом. Мы, конечно, извинились и начали делать мониторинг своих участков. Оказалось, мы с 2007 года пахали и засевали 15-16 га неоформленной земли. Когда Иван Кавун был главой администрации Гвардейского района, я написал заявление о предоставлении в аренду этого участка. Я же всё равно его пашу и буду обрабатывать. Так он два года мурыжил, отказывал выдавать его в аренду. В конце концов, я обратился в суд и выиграл дело. И только с приходом нового главы мы оформили участок. Самое интересное, что собственники земель находятся не в Калининграде. Они приходят в тот момент, когда у нас созревает урожай. Я его пашу, сею. Конечно, я их понимаю. Но я не могу трактор развернуть здесь. Поэтому нужно наводить порядок. Мне звонили из Санкт-Петербурга, Москвы, предлагали свои услуги, и я им предлагал. Давайте мы выкупим ваши земли, если хотите. Так они назвали такую цену, словно земля находится на Канарах.


– Как складываются отношения с торговыми сетями?

– Не так хорошо, как хотелось бы. В основном продукцию можно купить в торговых сетях «Виктория». Остальные торговые сети сказали, что заключили долгосрочные договоры с иностранными поставщиками и они будут завозить овощи оттуда. Это основная проблема. Чтобы сегодня развивать овощеводство, нужно государственное вмешательство. Необходимо ввести сезонную пошлину на ту или иную продукцию или квоту для того, чтобы производитель начал расширяться. Вот когда появляется дефицит, мы начинаем что-то выращивать, а когда дефицита нет легче покупать за границей. Себестоимость продуктов сегодня формируется таким образом: по картофелю - 58% от розничной цены приходится на поставщика, а 42% приходится на прочие расходы – торговая наценка, транспорт, посредники. На помидоры розовые у нас соотношение 44% и 56%. На томаты красные 48% и 52%. На наш взгляд 65-70% должны приходиться на производителя, а 30-35% на посредников. Пока этого не будет, мы никогда не расширим производство, но при этом активно поможем расширить свои торговые площади сетям. Аппетиты торговых сетей надо уменьшить. Чем быстрее, тем лучше. Необходимо поднять тревогу бить колокола, чтобы все заинтересованные люди слышали и приняли соответствующие меры. Если будет чёткая организация, которая будет следить за наценкой в магазине, то мы наведём порядок. Сегодня производитель поставлен в худшую ситуацию. Я потратил 200 млн руб. на строительство теплиц. Средняя цена томата за границей 40 руб./кг. Я бы привёз 5 тыс. тонн овощей, продал бы на 10 руб. дороже, получил бы быстрый доход и ушёл в сторону. А еще лучше построил бы очередной супермаркет, причем не один и наварился бы по уши. Но я этого не сделал. Наш план расширить производство и не зависеть от европейских стран. Вы посмотрите какая политическая обстановка сейчас. Завтра какие-нибудь президенты поругаются, и мы с вами останемся без еды.


– Если у вас на сегодня конкуренты в регионе?

– Конкурентом может являться теплица «Дона». Но мы скорее не конкуренты, а партнёры. Какими мы можем быть конкурентами, когда нужно построить не менее 20 га теплиц. У него до 2 га и у нас 2 га с лишним. Пожалуйста, любой человек может прийти и заняться этим делом.


По словам овощевода для работы в современном тепличном комплексе необходимы специалисты, которых в регионе нет. На одном га теплицы работает 14–16 человек – это овощеводы, агроном и агрохимик. Чтобы полностью обеспечить область томатами (20 га) и огурцами (12 га) в регионе должны работать более 500 специалистов.


– В апреле к вам приезжал губернатор. Вы озвучили свою потребность в строительстве питомника для растений. Оказали ли вам поддержку?

– Минсельхоз вплотную работает над этим делом, и я скажу – есть в конце туннеля свет. Мы уже заключили договор поставки на это оборудование. Площадь будет 6185 м². Мы в этом году должны его запустить, что позволит нам создать производство замкнутого цикла и не зависеть от импортной рассады. Сейчас мы идём на второй севооборот, загружаются машины. Мы привезём 33700 рассад из Польши. После того как мы построим своё рассадное отделение, естественно, мы перестанем ездить туда. Сегодня одна рассада стоит с доставкой 1,2 евро. Прошлый раз мы покупали её в Финляндии по 1,75 евро за штуку. Минсельхоз, по поручению Николая Цуканова, обещает нам компенсировать часть затрат на строительство питомника. На 2014 год также дано указание начать строительство газопровода Гвардейск – Борское – Звеньево – Калинково. Для нас это приятная новость. Газопровод будет проходить мимо нашего хозяйства на расстоянии 500 м. Мы со своей стороны готовим ПСД для присоединения к нему.


– Что бы вы изменили в системе поддержки сельхозбизнеса?

– Сельхозбизнес – это медленновозвратный процесс вложенных средств. Мало кто инвестирует в этот сектор экономики. В европейских странах за 1 га пашни фермер получает 500 евро. Кредит у них под 3-4% годовых и предоставляется на 10-15 лет. Субсидируется до 40% затрат на строительство новых теплиц. Банки сейчас неохотно идут под кредитование. Особенно под тепличный комплекс. Потому что никто из страховщиков не страхует стеклянное здание и растения. Нужно сделать следующим образом. Во-первых, кредит выдают не банки, а государство под 3–4%. Для этого делается частно-государственное предприятие (со временем государственная доля продается частнику). Причём кредит должен быть без залога. Залогом может быть строительство, то есть то, что мы построим. А в данный момент, если я иду получать кредит, у меня просят под залог имущество. Стоимость имущества дисконтируется на 50%, и где же мне найти всё это оборудование для теплиц? Я не могу найти залог, соответственно, я не иду под кредит. Ну и ещё одно моё предложение. Есть у нас в стране стабфонд, который в Америке. 45% средств лежит в долларах, 10% в фунтах стерлингах и 45% в евро. Его немедленно нужно возвращать обратно и отдавать сельхозтоваропроизводителю. Хотя бы частично на ту или иную программу. Это было бы самым хорошим подарком для сельского производителя в период вхождения в ВТО.


Текст и фото – Дмитрий Сабирин


(Голосов: 28, Рейтинг: 4.48)